Три текста про войну

По произведениям Х. Мюллера, К. Черчилл и В. Сорокина | Режиссеры: Андрей Гончаров, Михаил Лебедев и Николай Русский | 16+

Описание и фото

МАЛАЯ СЦЕНА БДТ

Продолжительность: 1 час 30 минут без антракта
Премьера: 23 февраля 2016 года

Авторы произведений:
«Маузер», «Миссия», «Железный крест» — Хайнер МЮЛЛЕР
«Семь еврейских детей» — Кэрил ЧЕРЧИЛЛ
«Волны» — Владимир СОРОКИН

Режиссеры:
«Маузер» — Андрей ГОНЧАРОВ
«Семь еврейских детей» — Михаил ЛЕБЕДЕВ
«Волны» — Николай РУССКИЙ

Художник-постановщик,
художник по костюмам: Анна МАРТЫНЕНКО
Спектакль «Три текста про войну» — это актуальное высказывание, размышления современных драматургов, писателей и молодых петербургских режиссеров о парадоксальности природы войны, ее разрушительной и созидательной силе. Впервые в российском театре на одной сцене идет разговор о войне на трех языках: Хайнера Мюллера — крупнейшего немецкого драматурга второй половины XX века, Кэрил Черчилл — самого титулованного драматурга современной Британии, и Владимира Сорокина — российского мастера сюрреализма и антиутопии. В трех самостоятельных и связанных между собой эпизодах авторы, а вместе с ними и зрители, задаются вопросами, о ценности жизни, любви и собственного «я»; о важности сомнения; о губительных волнах одержимости; о том, надо ли и как сказать детям правду о войне.

«Три текста про войну» созданы по итогам режиссерской лаборатории «Война и мир», прошедшей в БДТ имени Г. А. Товстоногова в сентябре-октябре 2014 года. Из четырнадцати режиссерских эскизов тогда еще студентов курса В. М. Фильштинского три работы получили право стать полноценным спектаклем и войти в репертуар Малой сцены БДТ имени Г. А. Товстоногова.
Тексты Хайнера Мюллера — такой вариант шоковой терапии психозов современного человека. Для Мюллера война — это «последнее прибежище гуманизма», она нужна человечеству, чтобы оставаться людьми — без нее не обойтись. Война — «это контакт, это диалог, это досуг». Люди на улице перестали смотреть друг другу в глаза. Единственный человек, который по-настоящему видит другого, — это убийца. Без контакта — а конфликты требуют контакта — человек в человеке отмирает. Было важно найти точку освобождения человека от паттернов условностей, привитых этой системой, навязанных этим существованием, принятых им осознанно и добровольно
Андрей Гончаров, режиссер (эпизод «Маузер»)
В нашем спектакле нет единого сюжета. Это триптих из разных времен и отношений на одну тему — войны. Она раскрывается через жизни конкретных людей, в общем-то, мелких, в общечеловеческом масштабе, судеб. Но из этих частных историй складывается единая картина ужаса войны. И апогей этого кошмара — мысль о том, что есть дети войны, рожденные с сознанием того, что они должны жить по законам военного времени. И возникает вопрос, а можно ли остановить это безумие? Найти в себе силы не повторять этот сценарий, не становиться частью многовекового военного конфликта?
Михаил Лебедев, режиссер (эпизод «Семь еврейских детей»)
Война — состояние противоестественное, губительное для человека, но к которому человек постоянно стремится. Исследование этой тяги к смерти, страсти к разрушению объемно подано у Сорокина. И этот трагический парадокс есть в нашем спектакле. Это одна история, одна волна. Войны, как таковой, в нем нет. Она присутствует только опосредованно. «Три текста про войну» — это разговор о том, что происходит после войны. Почему человеческий социум сплачивается только в условиях войны? Почему только когда над тобой витает смерть, человек обретает себя и понимает, как велика цена этого обретения.
Николай Русский, режиссер (эпизод «Волны»)

Рецензии в СМИ

Награды и номинации

  • Работа режиссёров спектакля отмечена специальным призом Экспертного совета Высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой Софит» «За режиссерский дебют» (2016).
Made on
Tilda